Интервью с руководителем проекта Владиславом Карабановым

Наш проект - это освоение технологии холодной трансмутации химических элементов. Если выражаться чуть проще - превращения одних химических элементов в другие.

 

Владислав Александрович, как, с вашей точки зрения, обозначить проект который вы возглавляете? В чем заключается ваш проект?

"Из дешевого исходного сырья, которого много в природе, получение комбинированным низкоэнергетическим воздействием ценных элементов – начиная от платиновых металлов и золота и заканчивая какими-то ещё более ценными элементами и изотопами."

Это проект освоения технологии холодной трансмутации химических элементов. Если выражаться чуть проще - превращения одних химических элементов в другие. Из дешевого исходного сырья, которого много в природе, получение комбинированным низкоэнергетическим воздействием ценных элементов – начиная от платиновых металлов и золота и заканчивая какими-то ещё более ценными элементами и изотопами.

Важной деталью здесь является понятие «низкоэнергетические». В современном мире для этого понятия используется аббревиатура LENR (Low-energy Nuclear Reactions). Дело в том, что есть высокоэнергетическая трансмутация, которая происходит, например, при ядерном взрыве. Это то, на чем основано ядерное оружие и атомные электростанции. Это реакция ядерного расщепления. Экологически опасная и безумно дорогая технология.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                          

Почему вы решили заняться Холодной Трансмутацией химических элементов?                                                                   

                                

"...ряд экспериментаторов подтвердили возможность осуществления Холодной Трансмутации ядер химических элементов."

Во-первых, это интересно с экономической точки зрения и энергетически эффективно. Энергия это ресурс – чем меньше мы затрачиваем ресурсов на производство того или иного товара, тем выше добавленная стоимость. А сейчас интересны технологии, как раз с высокой добавленной стоимостью.

Во-вторых, были вполне убедительные данные, что реакции холодной трансмутации ядер химических элементов протекают в природных объектах. Соответственно, эти реакции можно воспроизвести. В конце XX начале XXI века ряд экспериментаторов подтвердили возможность осуществления Холодной Трансмутации ядер химических элементов.
Поэтому интерес к этой теме был закономерен. И так сложилось, что я занялся вплотную данной темой и возглавил проект по освоению этой технологии.

 

Каких успехов Вы добились в этом деле?

"...мы получили ценные элементы, в основном это платиновые металлы. Золота, правда, мы ещё не получали, но надеемся. Причем, нами получены не отдельные атомы, а вполне серьёзный процент 1-2%, иногда больше..." 

На мой взгляд мы добились самых серьёзных успехов в нашем проекте. В первую очередь в практической плоскости. Этому предшествовала очень большая и напряженная работа. Были испробованы различные подходы. На первом этапе мы серьезно отнеслись к микробиологическому способу Холодной Трансмутации. Однако, поняв сложность этого способа для коммерческого применения, пришли к использованию других методов.

В процессе экспериментов мы открыли несколько чрезвычайно важных взаимосвязей при проведении LENR-трансмутации химических элементов. В результате, научились из одних элементов используя Холодную трансмутацию получать другие элементы. Сам по себе этот факт - уже достаточное основание для позитивной оценки нашей работы, но у нас есть ещё более интересные результаты.

Данные анализов показывают, что после проведенных экспериментов по Холодной Трансмутации мы получили ценные элементы, в основном  это платиновые металлы. Золота, правда, мы ещё не получали, но надеемся. Причем, нами получены не отдельные атомы, а вполне серьёзный процент 1-2%, иногда больше от исходной матрицы.

Кроме этого у нас зафиксирован ряд таких интересных элементов, таких как Германий, Европий, Ниобий, которых не было в изначальной матрице и которые могут иметь интересные свойства, учитывая метод их получения. В целом, у нас есть уверенность том, что разработка технологии идет успешно. Задача, полагаю, вполне по силам.

 

А нельзя ли сразу производить в лаборатории ценные химические элементы, типа платины и таким образом финансировать проект?

"Есть ещё много чего, что нужно освоить, прежде чем это возможно масштабировать на уровень производства."

Очень хотелось бы так и сделать, но в лабораторных экспериментах мы обрабатываем в матрицах граммы исходного вещества и получаем при трансмутации пока сотые доли граммов интересного нам химического элемента. Это экспериментальные результаты. Но мы еще не можем в полной мере управлять процессом. Конечный результат не всегда такой как нам хочется. На выходе получаются разные элементы. То есть, этим моментом мы пока управляем не в полной мере.

Есть ещё много чего, что нужно освоить, прежде чем это возможно масштабировать на уровень производства. Эффект известен, но нужно очень много инженерных разработок, опытов, чтобы им управлять. По нашим оценкам, необходимо провести несколько тысяч опытов на специализированном оборудовании, чтобы уловить необходимые для управления процессом LENR-Трансмутации детали.

Как относятся научные круги к LENR-трансмутации, кто еще занимается такими разработками?

"... к сожалению, основная часть современных ученых в мире это закоснелые снобы, которые чаще похожи на инквизицию, стоящую на страже догм, нежели на вдохновенных интеллектуалов жаждущих научного прогресса."

Нужно достаточно четко разделить представителей науки в их отношении к LENR-трансмутации. Есть очень небольшая часть истинных ученых, которые работали и работают в этой области, экспериментируя и создавая модели протекания LENR – низкоэнергетических ядерных реакций. Недавно, в сентябре 2017 г. в Сочи состоялся форум этих представителей науки «24-я Конференция по Холодной Трансмутации Ядер и Шаровой Молнии». В ней мы принимали участие в качестве наблюдателей, участвовали в обсуждениях с ведущими учеными. Работы и теоретические модели многих из этих ученых мы, в определенной степени, учитывали в своей работе.

Здесь я должен подчеркнуть, что в России, в научном мире, к этой теме относятся наиболее толерантно. В отличии от основных западных стран, где LENR явно не приветствуется. Поэтому сложилось так, что в России находится самая передовая школа в этой области. Тема Холодной Трансмутации присутствует в открытых дискуссиях. Больше всего в мире серьезной и глубокой информации на эту тему, именно на русском языке. Но, к сожалению, основная часть современных ученых в мире это закоснелые снобы, которые чаще похожи на инквизицию, стоящую на страже догм, нежели на вдохновенных интеллектуалов жаждущих научного прогресса.

Поэтому, в самом начале наших исследований, мы решили не упираться в научные обоснования, а сосредоточится, в первую очередь, на экспериментах и достижении практических результатов. Такой подход, как мне кажется, вполне оправдан. Практика - критерий истины, а не теория. Теории мы подкорректируем позже. Мы, практически, обнаружили некоторые ключевые моменты LENR, и это главное. Наш подход оказался оправданным, и мы достигли серьезных результатов, не останавливаясь на формулировании теорий. Хотя, конечно, какие-то общие принципиальные модели протекания процессов LENR у нас есть.

К слову, я изучал некоторые теоретические модели строения атомов, которые выдвигали физики в первой половине XX века. Там было очень много интересных версий. Но после начала эпохи расщепления атома, дискуссии об этих моделях были жестко свернуты.

Теперь по поводу тех, кто также занимается исследованиями в области LENR. Конечно, групп много. Это и открытые работы и те, которые не афишируются, и небольшие группы и корпорации. Однако, оценивая их достижения, мы полагаем, они значительно отстают от нас. Мы получили понимание некоторых важных базовых условий Холодной трансмутации, которые не прослеживаются у кого-то ещё. Без этого, достижение серьезных успехов в LENR–трансмутации весьма проблематично.

Вот ещё что хотелось бы заметить. Как показывают наши опыты, находит подтверждение теоретическая  версия, что процесс Холодной Трансмутации ядер протекает с образованием в результате стабильных элементов. Возможно, и точнее выразиться, в основном образуются стабильные элементы. Так как у нас ещё нет достаточной статистики.

 

Разработка технологии, на которую вы нацелились стоит очень дорого, как будете финансировать свои исследования?

"Нужна очень хорошая лаборатория, современное оборудование для различных тщательных анализов..."                                                                 

На самом деле, огромная часть работы сделана. Главное - принципы технологии. А дальше - уже детализация, оттачивание элементов, налаживание управления процессами. Это как в поиске алмазов - главное найти большой кристалл, а уж затраты на его обработку, чтобы бриллиант засиял, составляют немного от его стоимости.

Конечно, затраты будут. Нужна очень хорошая лаборатория, современное оборудование для различных тщательных анализов – их нужно сделать около 5-7 тысяч. Требуется оснащенная всем необходимым химическая база для подготовки экспериментов и максимальной очистки полученных элементов. Обязательно нужна собственная высокотехнологичная мастерская для изготовления реакторов Холодной Трансмутации с высокоточными системами металлообработки и 3D-принтером. Лаборатория должна соответствовать установленным законодательством нормам.

Требуется привлечение дополнительных специалистов и консультантов. Лаборатория должна быть расположена в месте, куда охотно приедут нужные нам люди из разных стран. Проект лаборатории, оборудование и план работ у нас есть, и мы имеем представление сколько это стоит. Однако, если сравнивать с тем, сколько тратится на разработку новых клюшек для гольфа, то наши потребности - это крайне скромные суммы. При том, что результат должен быть глобальным и превысит затраты во много раз.

В плане инвестиций, мы могли бы обратиться к крупным инвесторам, и мы знаем, к кому можно обратиться. Но мы решили, что в современную эпоху лучше провести это с широкой публикой, с привлечения ресурсов через криптовалюты. В этом случае наши достижения будут на виду и их сложно будет утаить.

 

Какие существуют коммерческие перспективы проекта?

"... химический элемент - Платина или Германий или ещё что-то не обязаны нравится. Они обладают необходимыми качествами сырья."

Тут сложно не получить результат. Главное понимать, что мы разрабатываем технологию получения базового сырья, а не какого-то товара. Товар должен нравится потребителю. А химический элемент - Платина или Германий или ещё что-то не обязаны нравится. Они обладают необходимыми качествами сырья. Главное, чтобы они стоили дешевле. А на это мы рассчитываем с получением технологии.

Новые элементы, такие как платиновые металлы, получаемые в результате LENR-трансмутации, пользуются спросом в промышленности и медицине. Возможно, нам удастся получить и золото. К тому же, вновь полученные элементы могут обладать особыми биогенными свойствами.

На это нас наталкивает изучение исторических данных о создании и использовании искусственных химических элементов в Древнем Китае, Индии, средневековой Европе. Все эти сведения гласят, что искусственно полученные элементы использовались для создания эликсиров, продлевающих жизнь. То есть, каким-то образом, эти «новые» вещества обладали мощным биогенным воздействием.

На этот счет у меня есть мнение, благодаря чему это происходит, но я пока воздержусь от его высказывания. Так что, полагаю, коммерческие перспективы технологии очень хорошие.

 

Владислав Александрович, когда ждать результатов работ вашей новой лаборатории?

 

Я с коллегами считаю, что на это потребуется не больше года, после начала её полноценного функционирования.

 

fav.png